Об энергосбережении, энергосервисе и необходимости работы над ошибками

Взгляд не стороннего наблюдателя о, что у нас энергосбережение захромало на старте реализации новой редакции Закона «Об энергосбережении ….», стало очевидно всем. Даже представитель Российского Энергетического Агентства назвал нынешнее состояние дел близким к катастрофе. В статье приводится точка зрения Почётного работника ЖКХ РФ, Заслуженного энергетика России, Виктора Павловича Шингарова по возникшим проблемам с энергосбережением и предложения по организации предоставления энергосервисных услуг в бюджетной сфере.

То, что у нас энергосбережение захромало на старте реализации новой редакции Закона «Об энергосбережении ….», стало очевидно всем. Дажепредставитель Российского Энергетического Агентства назвал нынешнее состояние дел близким к катастрофе.

Поверхностный анализ интернет-сообщений, на сегодняшний день позволяет отметить следующие типичные для «средневзвешенного» региона действия в сфере энергосбережения, содержащие системные ошибки.

Региональные программы энергосбережения

1. В 2010 и 2011 годах отмечается повсеместное завершение разработки региональных Программ энергосбережения.

При этом в большинстве из них:

1.1. не содержится Реестра энергоэффективных мероприятий;

1.2. отсутствуют значения потребления ресурсов в удельных и в объёмных показателях в структуре потребления в базисном периоде;

1.3. нет расчётной величины потенциала энергосбережения ни совокупного по региону, ни в разрезе отраслей и групп участников сбережения (в связи с отсутствием энергетического обследования),

1.4. Программы не привязаны к совокупному региональным балансам выработки, потреблению и, главное, потерям энергоресурсов,

1.5. В Программах большинства регионов не предусмотрено участие промышленных или иного назначения хозяйствующих субъектов, отсутствует также и порядок их участия в региональной Программе,

1.6. нет разработанных условий включения муниципальных мероприятий из состава муниципального Реестра (если он будет предусмотрен), как нет и самой связи региональных Программ с муниципальными, даже на уровне методологии,

1.7. не разрабатываются Программы на муниципальном уровне, без чего трудно представить состав мероприятий региональной Программы,

1.8. не обозначены ни приёмы, ни даже принципы образования внебюджетных финансовых источников на установленные «с потолка» расходы на реализацию типовых мероприятий, указанных в Программе на затраты на реализацию мероприятий.

Опасные последствия «точечного» административного управления энергосбережением.

2. В 2010 году в ряде «продвинутых» в энергосбережении регионах были приняты ряд Постановлений о первоочередных мерах по повышению энергоэффективности бюджетных организаций, в которых, в частности,

2.1 было дано задание ГРБС и финансовому органу о снижении лимитов бюджетных ассигнований, предназначенных для приобретения энергоресурсов подведомственным организациям в размере 15 %. (Не 3 и даже не 5, а сразу 15, т.е. на 5 лет вперёд. И не о выполнении мероприятий по снижению энергоёмкости, а именно по снижению выделяемых средств на ресурсы. Такая «прорывная технология», естественно, не могла остаться незамеченной в принимающих отчёты «верхах»).

2.2. были предъявлены требования к руководителям бюджетным организаций о срочной разработке Программ энергосбережения. В этих требованиях ввиду отсутствия финансирования допускался порядок, исключающий требование законодательства о способе образования Программ лишь на основе проекта или энергетического паспорта. В результате повсеместно «выпекается» неработоспособный продукт, хотя и позволивший сделать соответствующие донесения.

3. В 2011 году большинство регионов повторяют те же принципы администрирования в организации управления реализацией энергосбережения, с той разницей,что выделяемые лимиты ассигнований снижены не на 15, а на 6 – 7 %.

Администрация при этом обоснованно надеется, что акция сработает и «на верхах», и «в низах», потому что, во-первых, «победителей не судят», во-вторых, проблема потери финансового источника покрытия затрат на реальные энергоэффективные мероприятия, возникающая при снятии лимитов, ещё неизвестно когда «аукнется».

В-третьих, всем понятно, что затребованное в административной форме снижение затрат, выполняемое без реализации каких – либо мероприятий, возможно только за счёт ухудшения качества. В то же время ответственность за качество несёт не администрация, а подведомственный им субъект, да и все нарушения проявятся не сразу, а только в процессе массовых жалоб на плохое отопление, или освещение, на отключённую вентиляцию, на неработающие душевые, на не разогретые обеды и т.д., то есть на то, что называется степенью комфортности лечебного или учебного процесса.

Разрушительные результаты такого управления энергосбережением очевидны, хотя и с негодованием отвергаются его инициаторами, – ведь уже за первый год действия закона 261-ФЗ были достигнуты такие «великолепные» результаты экономии (кстати, к большому удовлетворению федерального Центра), которые превзошли результаты большинства других, казалось бы, в более успешных регионах.

Список аналогичных вопросов мог бы быть продолжен, хотя и пары таких мягко говоря упущений хватило бы, чтобы показать всю отрешённость на всех уровнях от рабочего настроя в вопросах, объявленных в приоритетах Страны.

Энергосбережение, отчетность и контроль

С достаточной точностью можно также предсказать характер и свойства будущих отчётов по вопросам реализации закона 261-ФЗ – и контролирующие, и отчитывающиеся за выполнение вынуждены быть в молчаливом сговоре, чтобы как можно дольше скрывать обоюдные ошибки «бурного» старта и истинное положение.. Органы, обязанные обеспечить контроль за правильным ходом процесса реализации закона 261-ФЗ оказались по всей вероятности также не знакомы с приёмами обеспечения по-настоящему необходимых пунктов закона, чтобы начать действительные коренные подвижки и обеспечить вхождение в незнакомый большинству процесс энергосбережения, тем более, что принцип «зачёта по последнему» к большому сожалению никто в этом деле не устанавливал, а регионы плотно занимающиеся энергосбережением для экспонирования достижений действительно существуют. Система тотального контроля, обязанная обеспечить массовое вхождение в процесс энергосбережения, свелась к примитивному сбору огромного количества ничего не значащих отчётных показателей, позволяющих сделать единственно разумный вывод том, что выстраивается система очередной «пустышки».

Энергосервис должен быть выгодным, понятным и эффективным

В основе происходящей подмены законодательных требований откровенной профанацией, по моим понятиям, лежит полное отсутствие практических механизмов, приёмов, способов организации мотивированных отношений между бюджетной организацией – Заказчиком энергосервисного контракта, и его Исполнителем. Эти отношения по законодательству должны преследовать цель максимального привлечения внебюджетных источников на реализацию энергоэффективных мероприятий за счёт обеспечения гарантий Исполнителю ЭСК – инвестору со стороны Заказчика.

Руководствуясь необходимостью создания для бюджетной сферы конструкции договорных отношений, способных обеспечить запуск предусмотренного законодательством процесса энергосбережения в активной форме, предлагаю рассмотреть презентацию разработанной мной макетной конструкции энергосервисного договора (контракта) , отвечающей всем требованиям бюджетного законодательства и законодательства об энергосбережении. Предлагаемая к рассмотрению конструкция контракта названа мной «активной» формой ЭСД(К) в отличие от существующей сегодня на официальном сайте Минэкономразвития РФ и готовящейся к утверждению в качестве Примерной формы энергосервисного договора (контракта), названного мной «пассивной» формой. Суть предлагаемых решений изложена в прилагаемой к данной статье презентации.

Предложенная форма Минэкономразвития РФ не имеет ни механизма гарантий Инвестору, ни механизма накопления сэкономленных средств и их последующего использования на т.наз. «револьверной» основе и, соответственно, не имеет возможности её применения при отсутствии запланированных в установленном порядке бюджетных ассигнований к моменту объявления условий проведения конкурса на право стать Исполнителем ЭСД(К). Она полностью повторяет обычный договор подряда.

В основе предлагаемого мной механизма образования средств, используемых в условиях ЭСД(К), положены требования ст. 72 пункта 3 Бюджетного кодекса РФ, в которой определён порядок расчётов бюджетной организацией за выполненные для неё работы по энергосервисному контракту, средствами, предназначенными для оплаты за потребляемые ресурсы.

Другим основополагающим моментом в конструкции предлагаемого мной контракта, является условия ст. 20 Закона 261-ФЗ, а также Приказа Минэкономразвития РФ от 11 мая 2010 года №174, в которых определены условия, которые одновременно участвуют как в договоре поставки (купли – продажи), так и в ЭСД(К), по исполнению действия которых становится возможным образование средств экономии на расчётном счёте Исполнителя ЭСД(К), выполняющего энергосберегающие мероприятия. Заказчик по выше названным основаниям и соответствующим условиям контракта отправляет средства, предназначенные для оплаты за ресурсы, по условиям оплаты, действовавшим до заключения ЭСД(К), несмотря на фактические условия и фактические объёмы потребления, сохраняя такой порядок до момента прекращения действия контракта, определяемого сроком покрытия затрат, понесённых Исполнителем ЭСД(К). В то же время Исполнитель энергосервисного контракта производит расчёты с региональным поставщиком по фактическим условиям и за фактические объёмы потребления. Именно на этой ступени отношений участников образуются средства экономии, и именно такая конструкция отношений позволяет вписаться в действующую трактовку законодательных требований, а также соответствовать общепринятой логике понимания сущности энергетического сервиса, сочетающегося с понятием «контрактинг». Именно в этой сфере происходит реализация монопольного права, которое пока что не допускает проникновение в их рынок сбыта субъектов энергосбережения – Исполнителей энергосервисных договоров (контрактов), стремящихся сократить их установившиеся доходы.

Конструкция и условия предлагаемого контракта содержит также гарантии заинтересованности Исполнителя контракта в инвестировании. Этим гарантом являются средства Заказчика ЭСД(К), вносимые им в долевое участие производимых Исполнителем затрат по условиям, предусмотренным в Модельном законе «Об участии субъекта РФ, муниципального образования в проектах государственно-частного партнёрства», разработанном Экспертным советом по законодательству о государственно-частном партнёрстве Комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы Федерального Собрания РФ, в соответствии со сроками такого внесения, определяемыми условиями контракта.

Начальным моментом, определяющим начало движения к самой возможности энергосбережения, является объявление конкурса в соответствии со ст. 26 закона 261-ФЗ, требующей проведения конкурса на обеспечение лучших условий поставки и услуг по передаче энергоресурсов с меньшей стоимостью.

Наблюдаемый застой в сфере энергосбережения, особенно бюджетных организаций, на мой взгляд, объясняется сложностью к пониманию изложения условий договорных отношений по поставке ресурсов, изложенных в законе 261-ФЗ и других законодательных актах, тем более, что их разъяснение выполняются органами, профессиональная ориентация которых заинтересована в сдерживании правильного понимания и удержании (а не сокращения) монопольных позиций.

Плюсом к этому является ментальная неповоротливость, профессиональная неготовность практически всех субъектов на всех уровнях, начиная с органов, контролирующих обоснованность затрат бюджетных организаций, которые позволяют себе не вмешиваться в тот факт, что бюджетные организации до сих пор так и не проводят торги по поставке энергетических ресурсов, несмотря на требование ст. 26 закона 261-ФЗ, не обращая также внимания на то, что в частности электроэнергия с 2011 года стала полностью рыночным товаром. Именно по причине отсутствия понуждения бюджетных организаций к выполнению требований законодательства не происходит поиск новых моделей, конструкций, которые бы смогли обеспечить и заинтересованность, и результативность сбережения расходов бюджетных средств на затраты, предназначаемые на оплату энергоресурсов.

Источник: ecoteco.ru

Cодержание

Главная