Многоярусные торги. Рынку газа нужны параллельные структуры биржевого и электронного бизнеса

Николай Вальтерович Хренков,

заместитель директора Института национальной энергетики
 

8 ноября введена в эксплуатацию первая нитка газопровода «Северный поток», который соединил Россию и Германию. Об этом событии сказано и написано немало, но упор делается в первую очередь на создание уникальной в техническом плане газотранспортной системы, которая обеспечит прямые поставки российского газа европейским потребителям без участия транзитных стран. Но есть еще один немаловажный аспект, касающийся запуска «Северного потока». В России появился крупный «хаб» – газотранспортный пункт, который по своим техническим параметрам может стать одним из крупнейших в Европе центров спотовой торговли газом.

О планах создания петербургского хаба уже заявил председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, отметив, что появление такой площадки в числе других возможностей позволит реализовать требование европейских регуляторов допустить третьи лица к пользованию мощностями газопровода «Северный поток».

Проблема, однако, в том, что в отличие от Европы, где рынок электронной и биржевой торговли природным газом активно развивается, в России он сейчас отсутствует полностью. Хотя еще в 2006 году на электронной торговой площадке (ЭТП) – сбытовой «дочке» «Газпрома» ООО «Межрегионгаз» (сейчас «Газпром межрегионгаз») начались экспериментальные торги газом по рыночным ценам, в которых участвовали компании как из числа крупных производителей, так и крупных потребителей голубого топлива. Объемы продавались вполне приличные (всего было реализовано 13,3 млрд. куб. м), но в конце 2008 года эксперимент закончился, а продолжения не последовало. Последующие два года в правительстве РФ шли постоянные дебаты вокруг постановления, которое обеспечило бы законодательную базу биржевой и электронной торговли газом в России уже на постоянной основе, но ситуация с места не двигалась.

Наконец в этом году президент Дмитрий Медведев дал поручение возобновить спотовую торговлю газом по рыночным ценам к 1 июня 2011 года, но этого опять не случилось из-за внутриведомственных разногласий. Камнем преткновения стала уже упоминавшаяся ЭТП «Газпром межрегионгаза». В подготовленном Министерством энергетики проекте постановления правительства РФ «О реализации газа с использованием биржевых технологий» газпромовской площадке места не нашлось. Взамен этого предлагалось совместить биржевые торги финансовыми производными (фьючерсами на поставку газа) и продажи физических объемов газа в режиме «спот» на одной площадке, которой должна была выступить Санкт-Петербургская международная топливно-сырьевая биржа (ЗАО «СПбМТСБ»). Такое «уплотнение» по принципу «два в одном» аргументировалось авторами проекта требованиями «ликвидности» и теми соображениями, что «размазывание» объемов продаж по нескольким торговым структурам нерационально и создаст ненужные издержки для потенциальных участников.

Однако такой подход встретил возражение среди других ведомств, участвовавших в подготовке проекта постановления, в частности Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Как отмечал в своей статье заместитель руководителя ведомства Анатолий Голомолзин, «мы полагаем, что по газу должна возобновить свою работу электронная торговая площадка. Должна существовать и биржевая торговля газом. При этом эти два инструмента вполне могут существовать параллельно. На электронной площадке (с учетом технологических ограничений по добыче, транспортировке и потреблению) должны регулярно проводиться торги газом на сутки-двое, на декаду, на месяц, на квартал вперед. Эти торги создают основу для применения поставочных биржевых фьючерсных контрактов. Также результаты торгов на электронной торговой площадке позволяют обеспечивать механизм балансировки при исполнении обязательств по долгосрочным контрактам, если поставляемые (потребляемые) объемы газа начинают отклоняться от ранее оговоренных».

Как известно, ФАС трудно заподозрить в излишних симпатиях к «Газпрому». Просто точка зрения этого ведомства основана на положительном зарубежном опыте. В мировой практике отсутствуют примеры успешного совмещения в одной товарной бирже торгов производными финансовыми инструментами и масштабной спотовой торговли физическими объемами газа. Это связано с тем, что указанные виды деятельности имеют существенные различия по своему предназначению, составу участников торгов, механизмам риск-менеджмента, составу надзорных и регулятивных органов и т.д.

На биржах осуществляются торги финансовыми производными – фьючерсными контрактами на покупку/продажу базисного актива (в нашем случае – газа). Данный контракт может выполняться как в виде постановочного фьючерса (то есть путем фактической поставки газа), так и расчетного фьючерса, когда фактической поставки не происходит.

Как показывает практика ведущих мировых бирж, обороты по продаже расчетных фьючерсов в 600 раз и более превышают стоимость фактически поставляемых объемов газа. То есть биржа является специфическим инструментом именно финансового рынка, где цена на фьючерсы зависит не столько от реальных потребностей в газе покупателей, сколько от общей ситуации на мировых валютных, кредитных и фондовых рынках, а также цен на нефть и золото.

Электронные же площадки по продаже газа работают в совершенно ином сегменте рынка, поскольку являются инструментом поставок фактических объемов газа, стоимость которого на них уже зависит от спроса на электроэнергию и другие виды топлива (газойль, уголь). Они осуществляют торговлю исходя из учета конкретных потребностей покупателей.

Поэтому вполне закономерно, что на рынке газа Великобритании через три электронные площадки реализуется 37% объемов годовых поставок, тогда как через две товарные биржи лишь 3%. И смешивать товарную биржу и ЭТП – это, грубо говоря, все равно, что путать интернет-магазин с букмекерской конторой.

Соответственно модели поведения этих двух институтов также сильно разнятся. Участники биржевой торговли (инвесторы) заинтересованы в получении прибыли и соответственно в максимальной волатильности, поэтому раскачивают рынок. В свою очередь, участники электронных торгов на ЭТП (продавцы и потребители) хотят видеть рынок стабильным, а изменчивость предсказуемой.

Разница в подходах отнюдь не свидетельствует, что их деятельность фундаментально противоречит друг другу. Они дополняют друг друга за счет того, что оба этих инструмента рынка определяют конечную цену ресурса для потребителя. Биржа – за счет высоких оборотов торговли финансовыми производными, сектор внебиржевой торговли (ЭТП + поставки по прямым контрактам, включая долгосрочные) – за счет высоких объемов продаж фактических объемов газа.

Но кроме индикации цен биржа является также механизмом хеджирования (страхования) рисков, связанных со скачками цен, вызванным объективными условиями (аномальными холодами, конъюнктурой смежных рынков и пр.).

Добавим к этому, что электронизация торговли газом – это отражение всеобщей мировой тенденции в реформировании системы снабжения энергетическими ресурсами. Причем развитие электронных форм торговли в наибольшей степени характерно именно для тех видов, поставки которых осуществляются по инженерным сетям. Этот факт весьма существенный – при всем уважении к «СПбМТСБ» предлагаемые данной площадкой механизмы спот-рынка основаны на опыте торговли нефтепродуктами и (в отличие от ЭТП) не учитывают специфику рынка природного газа. В первую очередь моментов, связанных с техническими особенностями транспортировки, хранения, поставки и координации потоков газа в рамках газотранспортной системы «Газпрома».

Поэтому наиболее рациональный вариант выстраивания инфраструктуры свободного рынка газа – это формирование отдельной товарной биржи для торговли финансовыми производными по нефти, газу и альтернативным видам топлива (с поставкой ограниченного по желанию участников количества физических ресурсов) при одновременном создании сети электронных площадок федерального и регионального уровней для крупномасштабной торговли физическими объемами газа. Данное направление воспроизводит не только мировой опыт (например, США, где основные спотовые продажи физических объемов газа осуществляются на 24 региональных ЭТП, привязанных к хабам), но и отечественную практику по торговле электроэнергией.
 

В этой связи позицию ФАС следует признать более обоснованной, поскольку рано или поздно, но обязательно встанет вопрос о создании инфраструктуры электронной торговли газом. Игнорировать единственную имеющуюся на сегодняшний день ЭТП, обладающую опытом работы, это значит искусственно стопорить естественный процесс развития газового рынка.
 

Источник: http://www.ng.ru/

Cодержание

Главная