Риски нефтяного рынка. Для бюджета минус доллар за баррель означает миллиардные потери

Александр Евгеньевич Осин, главный экономист УК "Финам Менеджмент"

 

Согласно Бюджетному кодексу РФ, к нефтегазовым доходам федерального бюджета относятся поступления в казну от уплаты: налога на добычу полезных ископаемых в виде углеводородного сырья (нефть, газ горючий природный из всех видов месторождений углеводородного сырья, газовый конденсат из всех видов месторождений углеводородного сырья); вывозных таможенных пошлин на сырую нефть; вывозных таможенных пошлин на природный газ; вывозных таможенных пошлин на товары, выработанные из нефти.

Экспортная пошлина на нефть рассчитывается ежемесячно на базе мониторинга котировок российской марки нефти Urals с 15-го числа предыдущего месяца до 14-го числа нынешнего месяца и устанавливается правительством РФ с 1-го числа каждого следующего месяца. Экспортная пошлина на нефтепродукты устанавливается правительством РФ на базе нефтяных котировок на международных рынках. Ставка экспортной пошлины различна для светлых и темных нефтепродуктов. Экспортная пошлина на природный газ установлена в размере 30% таможенной стоимости природного газа, и ее уплачивает сейчас единственный российский экспортер природного газа – «Газпром».

НДПИ на нефть рассчитывается по формуле, в которой базовая ставка в 419 руб. умножается на коэффициенты, учитывающие динамику мировых цен на нефть и степень выработанности месторождения. В случае когда выработанность месторождений составляет 80 и более процентов, ставка НДПИ на нефть умножается на специальный понижающий коэффициент.
 

Ставка НДПИ на газ составляет 237 руб. за 1000 куб. м. С 2012 года она будет индексироваться, при этом для собственников единой системы газоснабжения – «Газпрома» и его «дочек» – ставка окажется вдвое выше, чем для других компаний.

Доля налогов в цене добываемой в России нефти в последние годы колебалась в диапазоне 56–66%. Эта доля растет при росте цен на энергоресурсы и снижается при их снижении. Доля нефтегазовых доходов бюджета в 2007–2011 годах с учетом прогнозов на текущий год составляет в среднем 44%, ее влияние на динамику бюджета является определяющим (см. график).

По оценкам Cчетной палаты РФ, в среднесрочном периоде изменение среднегодовых мировых цен на нефть на 1 долл. за баррель приведет к дополнительным или недополученным доходам бюджета РФ в размере 55–58 млрд. руб. Предварительный бюджет РФ на 2012 год с предполагаемым дефицитом в 1,5% ВВП рассчитан исходя из среднегодовой цены на нефть Urals 100 долл. за баррель. При этом необходимый для обеспечения бездефицитного бюджета 2012 года уровень цен на нефть составляет, по оценкам Минфина, 117 долл. за баррель.

Правительство стремится сбалансировать свои цели по стимулированию инвестиций в нефтегазовом секторе, отраженные в «Генеральной стратегии развития нефтяной отрасли до 2030 года». Однако альтернативных доноров восстановления и перестройки экономики у бюджета нет. Поэтому, точечно снижая налоги в нефтяной сфере, правительство усиливает налогово-тарифную нагрузку на газовую отрасль.

С учетом масштабов необходимых инвестиций в экономике, в том числе государственных, в долгосрочной перспективе ожидаемым представляется итоговое увеличение налоговой нагрузки на нефтегазовую отрасль, в частности, планируется введение так называемого налога на дополнительный доход, или налога на сверхприбыль.

Зависимость бюджета от цен на нефть в обозримой перспективе остается определяющей с данной точки зрения.

В средне- и долгосрочном периоде у цен на нефть сохраняются два ключевых драйвера роста. Прежде всего это монетарный фактор, связанный с тем, что государственный, корпоративный долг, накопленный за несколько последних десятилетий, ведущие экономики мира вынуждены, по крайней мере частично, монетизировать, что создает предпосылки роста спроса на «защитные» с точки зрения инфляции активы.
 

 

Второй фактор – неопределенность в отношении достаточности мировых запасов углеводородов, которые можно добывать или производить без существенных издержек. Согласно средним прогнозам ведущих мировых аналитических структур в области добычи и переработки углеводородов, таких как IEA, Campbell-Laherrere и других, пик добычи нефти в мире при разных сценариях может быть достигнут в 2010–2065 годах при пике спроса на нефть в 2050–2095 годах. Однако, как видим, на данный момент для построения реалистичных прогнозов развития такого сценария нефтяного кризиса даже у крупнейших мировых аналитических структур нет достаточных статистических данных.

При этом параллельно достаточно явно прорисовываются долгосрочные и даже относительно среднесрочные риски дефицита водных ресурсов, продовольственного кризиса, что косвенно также поддерживает восходящий трен цен на энергоносители.

Рисками для «бычьей» динамики рынка нефти остается усиление административного регулирования цен на товарном сегменте, которое проявляет себя в том числе в виде прямых интервенций правительств на рынке нефтяных фьючерсов, в виде ограничений на торговлю сырьевыми фьючерсами. Рост волатильности финансовых рынков может оказывать краткосрочное воздействие на нефтяные цены, однако оно не носит устойчивого характера.

Наблюдаемый сейчас кризис мировых финансов может развиваться по двум базовым сценариям, причем оба они носят инфляционный характер. Сценарий «безработица» предполагает решение долговой проблемы с помощью затягивания поясов, сокращения расходов. Произойдет спад в экономике, повысятся риски эмитентов долга, поднимутся ставки. Их рост на фоне избытка денежного предложения вызовет инфляционный шок.

Сценарий «инфляция» предполагает международное совместное монетарно-фискальное стимулирование экономики при усилении государственного регулирования ценовых рисков. Он сейчас, по всей видимости, и реализуется.
 

В ближайшие годы растущий тренд на нефтяном рынке сохранится. Сейчас страны ОПЕК выступают за то, чтобы в условиях активной денежной эмиссии развитыми странами, испытывающими долговые проблемы, цены на нефть обладали бы неким порогом снижения. Он, согласно заявлениям представителей картеля, составляет на данный момент около 80–100 долл. за баррель. Я полагаю, что и в случае финансового шока цены на нефть не снизятся, а, напротив, вырастут, поскольку рост ставок при обилии денежных средств в экономике приведет к существенному усилению рыночных ожиданий. С другой стороны, на фоне стабильного роста рыночной денежной ликвидности, в случае если регуляторам удастся запустить новый раунд восстановления, цены на нефть также продолжат рост, но в рамках более пологого тренда. Я считаю возможным повышение цен на нефть в текущем году до 115–120 долл. за баррель нефти марки Urals при сохранении ее положительного тренда стоимости и в среднесрочном периоде. В текущих условиях рост цен на нефть в диапазоне 0,5–1,5% в месяц будет стимулирующим фактором для усиления инвестиционной активности. Я ожидаю развития такого сценария в следующем году. Ужесточение регулирования товарных рынков, проводящееся сейчас в развитых странах, будет способствовать развитию этой тенденции. Полагаю, что она на данном этапе устроит и страны ОПЕК, заинтересованные в восстановлении мировой экономики.
 


Источник: http://www.ng.ru/

Cодержание

Главная