Ирония судьбы украинской энергоэффективности

 

Виктория Аксаковская

 

 

Парадоксы нужны Украине, чтобы не скучать от полной ясности. Парадоксы нужны Украине, как элемент национальной политики. Тому пример — внушительный, а главное, вполне реализуемый потенциал страны в сфере производства энергоносителей из возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива, а также не менее внушительный потенциал на все еще не паханом поле энергоэффективности. По традиции, эти два маленьких плюса для Украины распадаются на четыре огромных минуса: угрозу энергетической безопасности страны вследствие зависимости от импорта энергоносителей, высокие показатели энергоемкости экономики, спад конкурентоспособности украинских товаров на мировом рынке и, несомненно, экологические проблемы.

Что хромает, то идет

Сказать, что в области энергосберегающих технологий ничего не происходит, — определенно покривить душой. Напротив, уже не один год чиновники высоко несут знамя энергоэффективных решений. Возможно, так высоко, что иногда даже его не видят. Утвержденная в 2010-м Национальная целевая экономическая программа энергоэффективности и развития сферы производства энергоносителей из возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива на 2010—2015 годы (далее — программа) уже больше года напоминает правительству о смело определенных целях. А именно: снизить уровень энергоемкости валового внутреннего продукта на 20% по сравнению с 2008 годом, увеличить долю энергоносителей из возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива не менее чем до 10% к 2015 году, уменьшить на 20% потребление природного газа, сократить на 15—20% объем выбросов загрязняющих веществ, а также еще ряд заманчивых и вселяющих надежду позиций.

«Без сомнения, Программа энергоэффективности к 2015 году будет выполнена на сто процентов. Параметры, заложенные в нее, запланированно выполняются в 2011-м, — решительно утверждает глава Национального агентства Украины по вопросам обеспечения эффективности использования энергетических
ресурсов (НАЭР) Николай Пашкевич и поясняет: — Наш потенциал, географическое положение и инвестиционная привлекательность дают нам шанс на то, что сфера альтернативной энергетики в Украине будет развиваться опережающими темпами даже по сравнению с европейскими странами. Так как европейцы уже достигли очень высокого уровня в этой отрасли, каждый последующий шаг будет даваться им труднее, в то время как мы на своей нулевой стартовой позиции можем использовать свои возможности для привлечения инвестиций в страну».

Несмотря на всю привлекательность таких обещаний, опустимся на нашу грешную землю и вспомним о реальных тенденциях в украинской экономике. Не нужно много слов — цифры куда красноречивее.

Напомню, что одним из главных показателей энергоэффективного функционирования национальной экономики принято считать энергоемкость валового внутреннего продукта (ВВП). Это соотношение суммарного количества топливно-энергетических ресурсов к объему ВВП. Так вот, по данным Международного энергетического агентства (МЭА) за 2008 год, энергоемкость ВВП Украины составила 0,4 тонны нефтяного эквивалента/долл. (по паритету покупательной способности 2000 года), что в несколько раз (!) превышает аналогичные показатели Германии — 0,14, Франции — 0,15, США — 0,19 тонны н.э./долл. Есть и статистические данные, предоставленные НАЭР, согласно которым показатель энергоемкости ВВП за 1990—2010 годы (в ценах 2002 года) снизился с 0,98 кг условного топлива на 1 грн. (кг у.т./грн.) в 2000 году до 0,65 кг у.т./грн. в 2009-м. В 2010-м, по предварительным подсчетам, прогнозируется снижение до 0,62 кг у.т./грн. (см. рис.). При этом начиная с 2007 года значительных изменений не наблюдалось — показатель скорее полз вниз, чем падал. Последствия не заставили себя долго ждать: высокая энергозатратность украинской экономики уже сейчас приводит к снижению конкурентоспособности всех видов украинской продукции, влияя на ее себестоимость и цену для конечных потребителей.

Снижение энергоемкости ВВП не случайно подкрепляется еще одним статистическим показателем, а именно: уменьшением объема потребления первичных топливо-энергетических ресурсов с 200,6 млн. тонн у.т. в 2005 году до 170,5 млн. — в
2009-м. При этом потребление природного газа, того самого, за импорт которого из России Украина платит пока еще 264 долл. за тысячу кубометров, снизилось с 76,4 млрд. кубометров в 2005-м до 57,6 млрд. — в 2010-м, однако доля газопотребления в энергобалансе страны все еще остается на уровне 40% (см. табл. 1).

Выросло лишь потребление электроэнергии — с 134505,7 млн. кВт•час в 2009 году до 147483,4 млн. кВт•час — в 2010-м. Так, промышленность использовала 71517,3 млн. кВт•час электроэнергии в 2010 году по сравнению с 64014,1 млн. в 2009-м, а сектор ЖКХ — 18282,0 и 17743,1 млн. кВт•час соответственно. Также произошло увеличение электропотребления среди населения: 37673,9 млн. кВт•час в 2010 году по сравнению с 34366,2 млн. в 2009-м (см. табл. 2).

Очевидно, что сокращение энергопотребления и, как следствие, незначительное инертное снижение уровня энергозатратности ВВП Украины происходили под влиянием объективных факторов. Все помнят, как экономический кризис 2008 года заставил многие украинские предприятия сократить объемы производства, а некоторые — и вовсе прекратить его. Впрочем, относительно того, в какой мере спад производства отразился на энергоемкости ВВП, у Николая Пашкевича есть собственный взгляд: «Мы считаем не абсолютное значение, мы считаем удельное отношение ресурса на выпуск валового продукта. Конечно же, очевиден факт, что экономический кризис спровоцировал падение абсолютного объема потребления энергоресурсов, но мы же видим и другое. Например, это происходит на фоне снижения относительных величин, то есть расхода условного топлива на гривню валового национального продукта. Это совсем другой показатель. Кризис кризисом, а меры по снижению затрат энергоресурсов на единицу выпускаемой продукции — это безусловный тренд, который нельзя оспорить».

При наличии отсутствия…

Ситуацию в возобновляемой энергетике можно описать словом «стабильность». Но стабильное отсутствие какого-либо развития в отрасли — не тот факт, которым стоит гордиться. Вопрос о возобновляемых источниках энергии так долго оставался открытым, что в итоге стал наболевшим. «Нам нечем хвастаться, — откровенно заявляет Николай Пашкевич, — и не о чем говорить. В энергобалансе страны доля возобновляемых источников энергии составляет менее 1%. И за последние четыре года этот показатель практически не изменился в лучшую сторону». Для сравнения, доля возобновляемых источников энергии в общем мировом потреблении составляет 14%, а в электропотребелении — 19% согласно данным из Национального доклада НАЭР по вопросам реализации государственной политики в сфере энергоэффективности за 2009 год. В этом же документе указан общий годовой технически достижимый энергетический потенциал возобновляемых источников энергии в Украине, который в пересчете на условное топливо составляет около 98 млн. тонн, что приравнивается к более чем 50% общего энергопотребления в стране.

Согласно данным Международного энергетического агентства, доля возобновляемой энергетики в энергобалансе Германии за 2008 год составила 6,9%, Польши — 6,0, Чехии — 4,8, Словакии — 3,7, России — 0,9, Грузии — 12,6, Беларуси — 5,5%. Стоит напомнить, что одним из требований, предъявляемых к стране при вступлении в Европейский Союз, является показатель доли возобновляемых источников энергии в национальном энергопроизводстве, который должен быть не менее 6%, с учетом большой гидроэнергетики — не менее 12%. Не следует забывать и о директивах, регулирующих сектор энергоэффективности в европейском законодательстве acquis communautaire. Став 1 февраля 2011 года членом Европейского энергетического сообщества, Украина обязана имплементировать эти документы в национальное законодательство.

Ход выполнения основных директив acquis глава НАЭР Николай Пашкевич оценил следующим образом: «Говорить сегодня об успехах выполнения директив еще рано. Сейчас мы пока отрабатываем те элементы наших обязательств, которые носят документальный характер». Так, подлежат выполнению украинской стороной три основных положения европейского законодательства: Директива 2010/31/ЕС по энергетическим характеристикам зданий, Директива 2010/30/ЕС по маркированию энергопотребления бытовых приборов и Директива 2006/32 по эффективности конечного потребления энергии и энергетических услуг.

Указанные условия ЕС — это еще один фактор, который наравне с Энергетической стратегией Украины до 2030 года и программой до 2015 года будет в определенной мере подталкивать украинское правительство все же развивать энергопроизводство из возобновляемых источников.

Вряд ли добавят оптимизма и предоставленные НАЭР статистические данные о введенных в эксплуатацию мощностях ветроэнергетики за период с 2000-го по 2010 год. Динамика этих показателей понемногу росла в 2000—2004 годах — с 5 МВт до 56 МВт, а с 2005-го по 2009 год застыла на уровне 77 МВт. Именно в это время, по словам Пашкевича, процесс строительства ветроэлектростанций был приостановлен по причине их недостаточной конкурентоспособности. Глава НАЭР объясняет это так: «Тратить государственные средства на неэффективное производство не было смысла. Осмыслив этот процесс и сделав глубокий анализ, мы пришли к тому, что нужно вовлекать средства инвесторов, а не государственный бюджет».Слезы наворачиваются, когда видишь тенденции в других странах. Пока мы получали опыт, Румыния, например, сумела повысить мощность ветроэнергетики с 3 МВт в 2006 году до… 462 МВт уже в 2010-м! Что и говорить о странах «Большой восьмерки», статистика которых доселе кажется нам фантастической. Так, за 2005—2010 год мощность ветроэнергетики в США выросла с 9149 до 40180 МВт, в Германии – с 18415 до 27214 МВт, во Франции – с 757 до 5660 МВт. А мы? Ждем инвесторов...

 

Обещают ветер… перемен. Главное — не простудиться

Какой ветер и каких перемен — покажет время. И статистика. Основываясь на положениях Программы энергоэффективности, Николай Пашкевич уточняет: «Пока что эти цели задекларированы и не материализованы. Для того чтобы взять правильное направление развития, нужно составить дорожную карту, с помощью которой распределять объемы энергии из возобновляемых источников. В некоторой степени возобновляемая и традиционная энергетика могут иметь конфликт интересов. Нет еще технических средств, которые могли бы выровнять графики, накапливать эту возобновляемую энергию, потому что построенная еще по советским стандартам система не воспринимает ее. Нужны принципы сетей, позволяющие районировать систему».

Тот факт, что дорожная карта будет составлена только в этом году, когда до дедлайна действия Программы энергоэффективности останется всего лишь 3,5 года, главу НАЭР не смущает. Наоборот, Николай Пашкевич уверен, что это вполне достаточный срок для того, чтобы сделать прорыв, подобный тому, который осуществила Румыния в сфере ветроэнергетики. Время покажет, насколько оправданы эти ожидания.

Согласно данным, предоставленным НАЭР, общий объем средств, направленных на финансирование областных программ по энергосбережению за период с 2005-го по 2010 год, составил 26 млрд. 777 млн.
98,78 тыс. грн. За те же пять лет средства предприятий составили
16 млрд. 437 млн. 846,30 тыс. грн., госбюджет выделил 1 млрд. 714 млн. 425,58 тыс. грн., а местные бюджеты — 2 млрд. 618 млн. 546,68 тыс. грн. В 2005 году объем выделенных средств составил 1 млрд. 322 млн. 331,35 тыс. грн., а в 2010-м — уже 5 млрд. 24 млн. 273,17 тыс. грн.

В рамках реализации Программы энергоэффективности в 2010 году объем ее финансирования составил 714,11 млн. грн., в том числе из госбюджета — 173,77 млн., из местных бюджетов — 381,31 млн., остальных источников финансирования — 159,03 млн. грн. Среди наиболее важных мероприятий в сфере энергосбережения, которые были осуществлены за прошлый год и информацию о которых предоставило НАЭР, стоит выделить следующие:

— реализация 128 проектов по «внедрению технологий, предусматривающих использование тепловых насосов, электрического теплоаккумуляционного обогрева и горячего водоснабжения на коммунальных предприятиях и в бюджетных учреждениях», для чего предусмотрено выделить из госбюджета 210,5 млн. грн. (в том числе из местных бюджетов — 814,5 тыс. грн., других источников финансирования — 140 млн. 126,1 тыс. грн.). Освоено было только 20% выделенных из госбюджета средств, остальная сумма была возвращена государству. Реализация данных проектов будет продолжена и в 2011 году, общий объем финансирования составит 46931,9 млн. грн. За счет внедрения указанных мероприятий на момент окончания действия программы в 2015 году объем замещения первичных энергоресурсов составит 5,6 млн. тонн у.т.;

— реализация 89 проектов в сфере «санации бюджетных учреждений, в том числе разработки проектно-сметной документации». Общий бюджет данных мероприятий составит 138 млн. грн., в 2011 году — 60 млн. грн. По предварительным подсчетам, к 2015 году объем замещения первичных энергоресурсов составит 7,89 млн. тонн у.т.;

— «разработка 15 технических заданий к стандартам и 4 стандартов в сфере энергоэффективности» на общую сумму 758,0 тыс. грн.

В 2011 году также продолжится реализация следующих проектов в рамках Программы энергоэффективности:

— «внедрение когенерационных технологий на предприятиях коммунальной формы собственности в сфере тепловой энергетики». Общий объем финансирования мероприятий составит 54 млрд. 334,1 млн. грн., из которых средства госбюджета — 2780,2 млн. грн., средства местных бюджетов — 4312 млн. грн., а также других источников финансирования (впрочем, каких именно — в НАЭР не уточнили);

— «проведение модернизации объектов коммунального хозяйства, в том числе перевод котельных, обслуживающих объекты социальной сферы, на использование возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива». Общая сумма финансирования программы, внедрение которой продолжится и в 2011 году, — 2322,9 млн. грн., в том числе 1749,4 млн. — из госбюджета, 39,1 млн. — из местных бюджетов и 534,4 млн. грн. — из других источников финансирования. По прогнозам, за счет реализации этих мероприятий уменьшение объема потребления энергоресурсов к 2015 году составит 7,89 млн. тонн у.т.;

— «строительство и реконструкция электрических сетей, строительство пристанционных узлов, подстанций и электрических сетей для присоединения объектов, производящих электроэнергию из возобновляемых источников энергии в АР Крым и Одесской области». Общая сумма финансирования составит 367,4 млн. грн., в результате планируют сократить объем потребления энергоресурсов до 2015 года на 3,7 млн. тонн у.т.;

— «перевод на напряжение 330 кВ воздушной линии Симферополь—Севастополь с реконструкцией и расширением подстанций «Симферополь» и «Севастополь». На реализацию этого проекта предусмотрено 160 млн. грн., предполагаемое сокращение потребления энергоресурсов — 0,4 млн. тонн у.т.

Кроме того, в последнее время реализуются и другие проекты в сфере энергоэффективности, а именно:

— разработка газотурбинной электростанции комбинированного цикла мощностью 303 МВт на базе двух парогазовых турбин М701S (DA) Mitsubishi на ЗАО «Экоэнергия» в Алчевске. Удельные затраты условного топлива для блока мощностью 151,5 МВт ГТС КЦ составляют 295,9 г у.т./кВт•час, что позволит сэкономить около 200 тыс. тонн у.т. в год. Что касается финансовой составляющей проекта, то НАЭР не предоставило такой информации;

— когенерационная установка на ОАО «Крюковский вагоностроительный завод» в Кременчуге, используемое топливо — природный газ. Электрическая мощность установки составит 3916 кВт, тепловая — 4090 кВт. И опять нет информации об источниках финансирования;

— программа реконструкции и модернизации технологических процессов и производственных мощностей ОАО «Энергомашспецсталь» в Донецкой области. Известно, что за весь срок реализации этого проекта (2006—2011 годы) удастся сократить потребление природного газа на 30%, срок окупаемости — 4,6 года. О бюджете программы НАЭР умолчало.

Как сообщают в НАЭР, в Украине запланирована реализация частных проектов в сфере возобновляемых источников энергии и альтернативных видов топлива, в числе которых:

— строительство ветрового парка «ДТЭК Приазовский» стоимостью 8993,7 млн. грн., период выполнения работ — 2011—2015 годы;

— ветровой парк «ДТЭК Мангуш» (строительство современных ветровых электростанций на территории Первомайского и Володарского районов Донецкой области мощностью 700 МВт), период внедрения — с 2013-го по 2020 год, стоимость проекта — 14495 млн. грн.;

— организация производства ветровой электроэнергии путем строительства 43 ветроэнергетических установок типа Fuhrlander мощностью 2,5 МВт каждая в Новоазовском районе Донецкой области, проект будет реализован с 2010-го по 2014 год, бюджет — 1782,5 млн. грн., срок окупаемости — семь лет;

— создание вертикально интегрированной компании по производству фотогальванической продукции в Запорожье (ОАО «Завод полупроводников») общей стоимостью 21,24 млрд. грн., период — с 2008-го по 2017 год;

— создание предприятия по производству ветровых энергетических установок мощностью 2,5 МВт и больше в Донецкой области, ТОВ «Fuhrlander Wind Technology», объем инвестиций составит 707,45 млн. грн., период реализации — 2010—2015 годы, прогнозируемый срок окупаемости — 11 лет;

— увеличение объемов производства преобразователей солнечного света в электрический ток на 60 МВт в год (Киев, ПАО «Квазар»), общая стоимость — 404,5 млн. грн., срок окупаемости — около двух лет, будет реализован с 2011-го по 2015 год;

— строительство солнечных парков в Крыму и Одесской области с 2010-го по 2029 год, стоимость проектов составляет 8052 и 6441,6 млн. грн. соответственно.

P.S. «Нам хочется» и «мы можем» — какая пропасть между этими понятиями… С одной стороны, это определенно положительный знак, что государство, хоть и под давлением обстоятельств, официально включает мероприятия по энергоэффективности в стратегические планы страны и даже начинает их реализовывать. С другой же — очень хочется стать свидетелем реального осуществления этих амбициозных устремлений.
После истечения срока действия государственных программ в сфере энергетики и энергоэффективности мы обязательно увидим, кем и что было реально сделано. Жаль только, если будет потеряно самое главное для нас — время, а окно возможностей захлопнется, так и не успев толком открыться. Впрочем, пока об этом говорить рано, поживем — увидим.

 

Источник: http://zn.ua/

 

Cодержание

Главная